Наука

Астрономы узнали, что соединяет воединыжды пушинку с нейтронной звездой

Что общего у пушинки и нейтронной звезды? Отвечают ученые из Университета Амстердама

Заберите весь воздух — и молоток, и перо упадут с одинаковой скоростью.

Физики проверили в работе базовое представление теории относительности Альберта Эйнштейна — принцип эквивалентности. Данная теория была исследована Галилеем в конце 16 века и проиллюстрирована на Луне астронавтом миссии «Аполлон 15» Дэвидом Скоттом.

Нейтронная звезда является пульсаром и «пульсирует» с частотой ровно 366 раз за секунду. Согласно таким теориям, эти различия связаны с гравитационной энергией, которая держит их совместно в звездной системе. Эта система состоит из 3-х уже погибших объектов, пульсара и 2-х белых карликов.

Если бы принцип эквивалентности не соблюдается, и объекты с не менее мощным гравитационным полем «падают» скорее, чем их соседи, то тогда бы орбита пульсара определенным образом искривится, вытягиваясь в сторону не менее далекого белого карлика и двигаясь по кругу вместе с ним.

«Мы можем учитывать каждый импульс нейтронной звезды с момента начала наших наблюдений», — поведала Анна Арчибальд из Амстердамского университета, нидерландского Института радиоастрономии и главный автор статьи.

«Это действительно реальный след того, где была нейтронная звезда и куда она движется».

Подобное устройство данной звездной системы позволило ученым проверить, прав ли Эйнштейн, используя пульсар в качестве тяжелой «гири», а один из белых карликов — в качестве своеобразной «пушинки». Научная работа об этом размещена в журнале Nature, коротко об исследовании передает сайт государственной радиоастрономической обсерватории США.

Благодаря данной звёздной системе учёные получили возможность проверить выводы Эйнштейна, который использовал в качестве «гири» пульсар, а белого карлика — как своеобразную «пушинку». Ежели разница в значениях и есть, то она очень мала для обнаружения и не превышает 3-х миллионных долей.

По утверждению Нины Гусинской из Университета Амстердама, разница между пушинкой и нейтронной звездой не превышает трёх частей на млн.

Этот результат оказался в десять раз более точным, чем прошлая проверка «сильного принципа эквивалентности». Это накладывает серьезные ограничения на всевозможные альтернативные теории общей теории относительности.